Зарождение хутора Россоховатое.

из книги "Горизонты памяти. Страницы истории хутора Россоховатое",

Григорий и Ольга Волковые, 2018.


Несметными богатствами обладала степь «Дикого поля». Лазоревый цвет незабудок покрывал её, затем наступало время цветения тырсы. Потом степь одевалась красивым цветом фиалок, жёлтых и красных тюльпанов, местами по степи были разбросаны скопления дикой розы, полевой вишни, дерезы, серебряный ковыль как волны плескался над степью. В любое время года степь была хороша. Травы были такими высокими, что могли спрятать не только идущего человека, но и скачущего всадника.

Сейчас, во втором десятилетии XXI века, легко можно представить картины тогдашней степи. В окрестностях хутора теперь не пасут скот и там, где травка едва успевала подняться до очередного выпаса, в наши дни раскрывается вся красота степи. Неудивительно, что эти места облюбовали первые переселенцы.

Перед хутором до хутора Морозов была дубрава «Перещепная». В ней водились многие виды копытных и пушных животных. Богатый животный мир был привлекателен для хуторян, было чем поживиться охотникам. По степи бродили стада дудаков, дроф, куропаток, перепелов. Степные орлы гнездились на высоких дубах.

По обоим берегам яра Перещепного и яра Марчеха, впадающих в реку Мамон, в 1767 году поселились первые жители хутора Ольховатский. Своим образованием хутор обязан российским аристократам-графам Воронцовым.

Завербованы первые хуторяне были управителем «Воронцовской вотчины» в Павловском уезде Н. Ширявой, он то и накликал (завербовал) сюда переселенцев. Они говорили: «Хоть гирше, но инше». Благодаря им зародился хутор Ольховатский. Назвали хутор по росшим рядом многочисленным ольхам.

В Церковных книгах начала XIX века встречались названия хутора Россоховатое, переименованного из Ольховатский. Новое название происходило от слова «Россоха» - разветвление яра Перещепного и Марчихи, впадающих в реку Мамон, которое напоминало ручки сохи.

Прозвища - фамилии первых жителей означали места, откуда они приехали: Мохнач, Мерчанский, Довжиков, Сапринский, Волковой. Хуторяне сразу избрали атаманом Журбу Михаила.

Старик Алексей Григорьевич Волковой (1880-1997), прослуживший 25 лет царю и отечеству, рассказывал житейские были. Одна из них звучала так: «Жили –были два брата, Доким и Радько. Их деда Архипа князь Трубецкой поменял нашему пану на борзую сучку. Переехали они в наш хутор из хутора Сапрового, от этого у них фамилия «Сапринские»

В 18 Описи 1 дела 475 Ревизской сказки ГАВО фонд «И» перечислены фамилии Малороссийских крестьян хутора Россоховатое (Розсоховатое) Павловского уезда Воронежской губернии 1850 года: Байдиков, Бакунцев, Боготопов, Волковой, Гетьманский, Говорунов, Голотин, Диденко, Довжиков, Дудкин, Железняков, Журбин, Зюбин, Коленков, Кузьменко, Кулькин, Ломакин, Марадудин, Мерчанский, Оселедков, Павличенков, Письменно(ый), Плахотников, Пономарёв, Ржевский, Рыбалкин, Сапринский, Свирский, Сопунов, Ступкин, Сумцов, Убогий, Хижняков, Чернявский, Чигиринцев. Встречались крестьяне с двойными фамилиями: Голотинко – Мохнач, Довжиков – Перервин.

Позже в хутор приехали одиночки переселенцы с Украины: Сопуновы, Чигиринцевы, Подопригора. В хутор Россоховатое беженцев из Украины привёл атаман Олекса Чигиринец. Украинские переселенцы и положили начало местному диалекту - «хохлячему языку», на котором и сейчас говорят многие хуторяне, а также выходцы хутора. Отсюда особая любовь к украинским песням, украинской кухне, элементам быта.

Жители занимались хлебопашеством и скотоводством. Любопытно, что в хуторе было больше скота, чем в Семёновке. Скот выпасывали на арендованных у помещика землях.

Переселенцы происходили из города Чигирина (родина Богдана Хмельницкого) и окружающих его селений. Они пришли на захваченные помещиком земли. Вначале пользовались кое-какими льготами, а потом были закрепощены помещиком. Атамана Чигиринцева сменил Муссий Журба. Впоследствии, оба атамана разбогатели и стали крупными скотопромышленниками. Просолы (пастухи) выпасывали тысячные гурты скота, а потом гоном и вагонами отправляли в Москву и другие большие города.

Позже братья Яков и Степан Чигиринцевы и их сыновья Пантелей и Панько, тоже занимались скотоводством. Они были родственниками жительницы хутора Ермоленко Серафимы Давыдовны, которая умерла в

2013 году. Ее отец, Чигиринцев Давыд Иванович 1874 года рождения, в годы советской власти попал под раскулачивание и был выселен из хутора.

Есть такая притча. На месте подворья Мерчанского Дмитрия Прокопьевича жил отставной офицер, верой и правдой служивший отечеству 25 лет. Денег у него было много, но семьи и родственников не было. И тогда он сказал братьям Якову и Степану Чигиринцевым:

«Я отдам вам деньги, если есть у вас голова на плечах, пустите их в дело, пусть они принесут вам пользу, а не сможете правильно распорядиться ими, то похороните меня на эти деньги и помянете».

Братья оказались смышлеными, деньги не пропали, были израсходованы с умом, Чигиринцевы разбогатели, став скотопромышленниками.

Скот они выпасывали возле озера Иссык- Куль. Пасли до осени, а потом вместе с другими скотопромышленниками, грузили в вагоны и везли на Москву. Пастухами у них работали Довжиков Василий Данилович, Ржевский Александр с женой и другие, они же и сопровождали скот к месту реализации.

Как-то раз в пути, прямо в вагоне, умер вол. Василий обладал недюжинной силой, вола весом в шесть центнеров выбросил из вагона, дабы не навлечь карантин на гурт. Вот какие богатыри были в нашем хуторе.

Купцами Чигиринцевыми была построена прекрасная усадьба: 2 дома, один для семьи, второй предназначался для рабочих: 6 -комнатный, с большим теплым коридором, двумя холодными коридорами, с чуланом. Этот дом был расположен ближе к улице (в годы Советской власти - здание начальной школы №11). Во дворе вырыли деревянный колодец более 12 метров глубиной, прослуживший людям до 1981 года. Заложили братья большой фруктовый сад. Построены были подвалы (один из них сохранился до сих пор), ближе к оврагу был пруд. Возле него рядами стояли сараи для скота, по весне вода подходила к помещению. Хозяева просверлили греблю, выпустили большую часть пруда, для удобства. На территории двора находился собственный магазин Чигиринцевых, сторожем которого был Абраменко Илья Евлантьевич. Усадьба была обнесена забором из камня с большими деревянными воротами со стороны улицы.







59 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все