СЕМЕНОВСКИЕ КУРГАНЫ. Легенды и были села Семеновка

( Материал собран Г .А. Ракитянским)



Легенда о кургане.

По степи вокруг Семеновки разбросано много курганов или, как их у нас называют, могил. В селе бытует легенда, что в кургане, что расположен на заход от слободы, захоронен русский богатырь. Раз в год, ночью, он встает из могилы. Как только пропоет первый петух вдруг заколеблется земля на той могиле, и из нее поднимается богатырь в шеломе и с мечом. Стряхнет с себя землю, станет и смотрит, на все четыре стороны поворачивается: не идут ли на Русь нечистые орды. И как только запоет третий петух, вздохнет богатырь всей грудью, и по полю побежит ветерок, задрожит земля, и богатырь опускается вновь в могилу до другого года.

(Рассказал Анатолий Змеев в 1915г.)



Легенда о девичьих слезах.

После троицы девчата и хлопци шли на Сал на заработки.

Утром все собирались на выгоне, шли за слободу и там прощались с родителями. Потом по Чумацкому шляху, который вел через Раздоры в степь, толпа батраков и провожающих медленно двигалась на юг, сворачивала влево, мимо древнего кургана, на Мандрозскую дорогу. Тут и оставляли провожающие уходящих.

Перешедши долину речки Мамон у хутора Раздоры, батраки приникали к холодной воде родника. Пройдено семь верст пути, пути душевных волнений и расставаний.

Когда солнце начинало клониться к закату, пройдено уже было 30 верст тут, у степной слободы, возвышался курган, может быть насыпанный еще скифами. Старшее поколение батраков прозвало его Прощальным курганом. Вокруг того кургана цвели полевые цветы - нежные , как сердце девушки. Старые люди говорят, будто те цветы выросли из слез девчат – батрачек. С Прощального кургана последний раз смотрели они на село , прощались с едва различаемыми белыми хатами, с садами, над которыми сверкал лучами заходящего солнца белый купол колокольни. Долго стояли девчата на кургане, смотрели на родные места, плакали и пели протяжную грустную песню:

Ой, нэ выдно Самэнивкы,

Та выдно одни вэрбы,

А мою головоньку та до дому вэрнэ.

(Рассказали Ракитянская Мария Васильевна и ее соседка Грушина Марфа Дмитриевна в 1914году)




Несколько преданий бабушки Акулины.


***

Был около слободы Семеновки еще один курган. Стоял он на серед шляха и мешал ездить. Через его крутой бок переворачивались возы с хурою. Весь курган зарос дерезой и тыпчаком, только ветер свистел в нем. Добраться до вершины было не возможно. Все знали, что в том кургане лежал клад. Но сколько наши козаки не пытались под Ивана Купала вырыть его, клад не давался. Но однажды подъехали к кургану два человека, одетые в дорогие жупаны и широкие штаны, шапки с красным верхом. Выпрягли они волов, и один из них сказал:

«Это и есть тот самый курган, что мы искали».

Утром , когда люди проснулись, увидели, что от кургана осталась развороченная земля с ямой по середине. Все забрали неизвестные и сами исчезли неведомо куда.

Тогда люди наши догадались, что клад был заколдованный, и недаром, что курган был недоступен.

(Слыхала от свекра Касьяна. Мой свекр умер 1902году. А прожил 104 года. Он много знал про старину и рассказывал нам , молодым.)

***

Мой свекр рассказывал, что в Донщине, где он был на заработках, он знал пана Юрсолова. Пан расспросил, откуда родом мой свекр. Узнав, что из Семеновки он открыл «Черную кгнигу», по которой он узнавал, где и какой зарыт клад. Юрсолов сказал, что якобы в нашем Великом лесу зарыт клад. В нем и золото, и серебро, и оружие разное, и богатая упряжь. А найти тот клад просто.

Нужно идти по Поповской дороге к Бирючей балке. Там в обрыве, на левой его стороне и лежит клад. По ночам над ним горит огонек. Это свеча, и ее даже ветер не задует.

Мой Никита с братом моим Денисом, ходили откапывать тот клад, да и не рады были, что пошли. Только они стали подходить к тому месту ( и огонек уже сверкнул), как волки такой вой подняли, что у них шапки на голове зашевелились. Мужики кинулись бежать. Что есть мочи. Волки гнались за ними до двора.

Такие в старину были приведенции. А теперь все перевелось.

***

Когда я была еще дивчиной, на Раздорах ( недалеко от Журавки были вырыты Печеры ( пещеры), в которых жили святые люди. К ним шли издалека. Ходила и я с матерью 4 раза. Под горой там был родник, такой сильный, что заливал луг. Тогда купец Логвин приказал забить тот родник. И стали возить туда камень и вовну (шерсть), и бросали все это в жерло. Но вот во сне купцу явилась Богородица и сказала :

«Если ты не прекратишь забивать родник, то станешь глухим и слепым».

Испугался купец и приказал очистить родник и когда очистные работы были закончены, из родника послышался звон колоколов и появилась икона Божией Матери.

Говорили тогда, что много больных получили исцеление от многих недугов.

(Рассказ Бакунцевой А.Н. 91год. Записано 23 февраля 1957год)



***

По яру Вершина протекала речка Стоволоска. По обе стороны ее располагалась Семеновка: на заходе от нее место называли «Веселый Кут», а с восхода , где была церковь ( теперь клуб) – «Красная поляна». По Веселому Куту прошла улица Навысэливка, а по Красной Поляне- улица Базар ( называлась так по тому, что здесь устраивались сторжища). На Поляне была могила. Называли ее Мотрина могила.

Вдоль яра Каменного шла Волжинская дорога, к ней присоединялась Чумацкая дорога, что шла из Крыма , через Раздоры, мимо прощального Кургана.

У нового кладбища сохранился ряд котлованов, в которых были пороховые погреба. Там находили ядра чугунные, которые бабы использовали в быту.

Вокруг слободы с востока и юго- востока было много озер. В них мы купались, и вода держалась все лето, а теперь они замулились.

(Рассказали: Мартыненко Ив.Ив. 85 лет, Хоменко П.С. 96лет. 3 ноября 1958года)


***

В старовину в нашей слободе было больше воды. По ярам никогда не переставала течь живая вода. Яры были зеленые. Высокие , столетние вербы закрывали их. Терны были непроходимые. Вокруг слободы с востока было много озер. Около них останавливались чумаки. В озерах купались, поили скот. Улица Ханы тогда была вплотную к яру. Это теперь , когда засохли озера, улица выдвинулась в поле.

Природа стала скуднее: исчезли озера, леса, которые тянулись по Мамону до самого Дона и на полночь до самого Шипового леса.

Сейчас лесов не стало, пересохли ручьи , скоро и напиться негде будет.

(Рассказ Долина Егора Лавр. 74 года. Записано в мае 1964год)


***

Моя бабушка Мотря - мать моего отца - родилась еще при Катерине. Умерла она, когда мне было 18 лет. Много она мне рассказывала про житье – бытье , про старину.

Бабушка Мотря рассказывала, что в слободе долгое время был Черный поп, который вычитал по книге, что будет время, когда полетят птицы с железными носами , все оснуют проволокой, святую главу спихнут, Божий Храм разрушат, будут войны и пойдет народ на народ.

( Рассказ Хоменко Пелагеи С. 96 лет. Записан 21 ноября 1965года).



Сказание о дубах.

Вот там , где теперь живет Самило , (ныне подворье Ю.И. Солодовникова ) и аж до яра Мамон был лес, а в нем дубы росли – три сажени в обхват. Однажды в наш край пришли разбойники. Их атаман Мороз был храбрый казак. Рассказывают старые люди, что своей саблей он рубил головы трем туркам сразу. Поселились те разбойники в лесу и жили в дуплах. А в те дупла входило по 4 лошади с повозкой…

Ватага со своим атаманом выходила на шлях, что шел из Крыма на Воронеж, и нападала на татар и на купцов. Добытое дуванили ( делили) поровну. Атаман Мороз не обижал своих казаков, помогал бедным грошами и худобой .

(Рассказ Докии Деркач. 1928год)


Сторож Самило.

Там где хутор Шляховой, была одна сторожка, хата. В ней жил лесной сторож Самило. Он сбежал от своего пана к нашему князю Воронцову, а тот и поселил его тут. Потом сюда князь посылал еще людей. Так образовался тут хутор Шляховой ( он стоял около шляха, что шел на Волгу с Крыма) . Самило разбогател, у него была своя корчма( постоялый двор). Один раз к нему заехал купец на постой, да больше от него и не выехал. С тех пор Самило и разбогател.

(Рассказал Я. Д. Голотин. Январь 1961год)


Панские причуды.


***

Когда мне исполнилось 10 лет отец нанял меня к пану погонычем. Жили мы все рабочие на хуторе Баштановом. Там были постройки для овец, барак для рабочих и дом для панов. Управляющим был тогда Шапорев, строптивый и вспыльчивый пан. Ему ничего не стоила обругать или ударить человека.

Однажды он задумал угодить своему хозяину, т.е. посеять такую культуру, чтобы она была вес на вес с золотом. Он поклялся князю Михаилу в успехе. Подготовив с осени пахоту у Водяного яра, управляющий рано весной посеял лен, который был тогда в цене за границей. Посеял, и стал каждый день наблюдать за всходами: чуть свет , а он на дрожках ездит по полям. Когда появились хорошие всходы, управитель танцевал на радости.

Однажды , когда Шапорев сидел в хате за липовым столом, на покути, где в углу висела икона Николая Чудотворца, в хату вошел чабан Архип. К нему обратился управляющий:

«Ну, как, дед Архип, ленок».

Дед не спеша покрестился на иконы, крякнул :

«Да , лен дуже добрый, пане, да вот как бы беды не было» .

«Какая беда?» - подскочил управитель. - «Ну, говори, чего тянешь, говори!» - нетерпеливо допытывался он.

«Та яка, через неделю, и того меньше, Миколай, як бы мороза не принес он на лен!».

Управитель повернулся к иконе Николая и умоляюще смотрел на чудотворца. А через четверть часа, он мчался на дрожках в Семеновку. Все видели, как пан Василь привязал Серого у ворот известного столяра Матвея и долго там был. А через два дня на околице слободы у развилки двух дорог стояла новая кампличка. На дубовом кресте с голубцем смотрел на мир сердитыми глазами седой старик- Николай Мирликийский. Внизу прикреплена кружка для подаяний. Никто не знал, кто поставил ночью эту кампличку.

Под праздник Николая Чудотворца управитель Шапорев ночевал в Баштановом, ближе к посевам льна. Деду Архипу приказал разбудить его пораньше. Утром ему подали дрожки.

«Садись сзади, дед Архип», – приказал пан. Дрожки летели к Водяному. Не подъезжая вплотную к посевам, Шапорев остановил лошадь. Дед Архип видел, как толстая шея управителя наливалась кровью.

« Хоть люльку прикуривай», – подумал дед. Он перевел взгляд на посевы и поразился, как увял от мороза лен. Дед ожидал крика и ругани, но пан не произнес, ни слова и, повернув дрожки, погнал лошадь на хутор. Управитель остановился у дома , вбежал в комнату, схватил со стены централку и не целясь выстрелил в икону святителя Николая с обоих стволов. От Чудотворца остались одни щепки. Вскочив в дрожки, Шапорев крикнул старику рабочему, чтобы он сволок кампличку, что стоит у слободы, и погнал Серого на Шувалов, где была его квартира. Вскоре управитель умер и кампличка осталась целой. Она стояла более 50 лет. Ни одно поколение , семеновцев, отправляясь в дальнюю дорогу, останавливалось у Николая с просьбой хранить их в пути, избавить от недугов в дальней стороне. Путники опускали пятаки в железную кружку и прощались здесь с провожающими.

(Рассказал Сергей Васильевич Грушин в 1961году.)



***

Пас я овец у пана. Был тогда управителем графа немец Карл Владимирович Лонгамер. У него были два сына оторви головы. Они часто приезжали в Семеновский лес на охоту. Тут они гоняли зайцев, лисиц, устраивали засаду на волков.

Один раз они вышли из леса в том месте, где начиналась степь. Я там как раз смотрел за штырой, чтобы не заходили в кусты. Один паныч, забыл как его звали, говорит мне:

«А, ну, Серега, подбрось свой картуз, а мы будем по очереди стрелять. За каждый выстрел платим по рублю».

А я только купил на ярмарке свой тряпичный картузик и отдал за него 15 копеек. Ну что ж, думаю, убыток небольшой, а заработок хороший.

«Давайте, паночку, стреляйте», - говорю и подкидываю картуз в воздух.

Один выстрелил и не попал. Потом второй стрелял и промахнулся тоже. Оба выстрелили по 4 раза, и все мимо

На выстрел из леса вышел сам пан Карло :

«Что за стрельба тут?»

Узнав в чем дело, он сказал :

«Бросай свой картуз, буду платить 5 рублей за выстрел!»

Я подкинул картуз, пан выстрелил и картуз разлетелся в клочья.

«Вот так стреляйте, сыны».

Они честно расплатились со мной: паненята по 4 рубля, а пан - 5. Всего 13 рублей. Отец дома добавил еще 2 рубля и купил корову.

Вот такие примхи бывали у панов.

(Рассказал Сергей Васильевич Грушин в 1961году)





190 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все